Для взрослых Стиль Семья Философия Красота и Здоровье
Лучшие статьи
Загрузка...
Загрузка...

О смысле зла в мире

Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих; ибо Он создал все для бытия.

Книга премудрости Соломона

Если говорить о проблеме зла, то скажу сразу, что этот камешек точно попадает
в огород теистов. Существование зла в мире, предположительно созданном
всемогущим и всемилостивым Богом, являет собой самое очевидное противоречие,
которое только можно представить. Я уже говорил, что, по моему мнению, есть все
основания полагать, что за созданием Вселенной кроется Разумная воля. Но в каком
смысле и при каких обстоятельствах уместно говорить о том, что Сущность,
сотворившую этот мир, можно назвать доброй? Разумеется, теисты верят не только в
то, что Бог создал этот мир, но и в то, что Бог должен привести мир к некому
завершению, когда все, кто стремился к Добру, обретут заслуженную награду. Бог
создал электроны и протоны, из которых состоят химические элементы, из которых
состоит вещество, на основе которого возникает биологическая жизнь, из которой
развивается разумная жизнь, — вы и я служим тому подтверждением. Но разумная
жизнь, к несчастью, была заражена грехом; по утверждению христиан, Бог через
Христа создал то, что св. Павел называет Новым Царством, где последствия греха
будут искуплены, и человечество придет к состоянию бесконечного блаженства и
прямого познания Божественной Сущности. (Тейяр де Шарден, скорее провидец и
мечтатель, чем создатель философской системы, считал, что
биосфера даёт начало ноосфере, а ноосфера даёт начало «Христосфере»).

Существование несчастий и страданий, далеко не всегда причиняемых
злонамеренными людьми, — это совершенно очевидная вещь, которую никто не может
отрицать. Атеисты приходят в бешенство (и вполне оправданно), когда теисты
начинают благодушно рассуждать по этому поводу или пытаются приуменьшить
реальный ужас несчастий и страданий в этом мире.

Теист может с некоторым основанием предположить, что наш мир является «местом
для совершенствования души» или «школой нравственности», указывая на то, что
человек не может обрести реальное мужество, щедрость или сострадание, если
отсутствуют боль и страдания, или, по крайней мере, там, где невозможны
предательство, низость или жестокость. «Но даже если признать это, то стоит ли
игра свеч?» — спросит скептик. Стоит ли совершенствование подобных добродетелей
тех невероятных страданий, которые испытывают другие живые существа?

Христианство вместе с представлением о первородном грехе, лежащем печатью на всем человеческом, вводит синтетическую фигуру, посредника между природой Бога-творца и тварной природой человека: фигуру Иисуса Христа.

Иисус Христос обладает обеими природами — и божественной и человеческой — одновременно, и его появление в мире согласно христианству знаменует искупление родового проклятья и человеческого греха отпадения, знаменует собой новый завет, новый договор с Богом.

Тем самым, зло не устраняется из мира, но человеку даруется обещание вернуть его в лоно творения из обители твари. Разрыв между тварным миром и творцом не устраняется, но сам Иисус Христос выступает как жертва и как дар, способные заполнить разрыв в бытии между творцом и тварью.

Из четырех известных современной науке видов
взаимодействия только гравитационное проявляется на больших (сравнимых с
масштабом вселенной) расстояниях. При этом баланс между скоростью разбегания
галактик и силой гравитации настолько тонок, что если бы через 1 сек после
Большого Взрыва скорость расширения отличалась бы от своего реального значения
на 10Е-18, этого оказалось бы достаточно для полного нарушения такого баланса.
В этом случае, либо вселенная сразу же бы сколлапсировала (схлопнулась), либо
давным-давно рассеялась бы в пыль, и никакие звездные системы образоваться не
смогли бы.

Все многообразие вещества во вселенной обусловлено
тем, что на ранней стадии ее формирования наблюдалась асимметрия между наличием
вещества и антивещества. Эта асимметрия составляет 10Е-9, то есть одну
миллиардную долю. В первые мгновения существования вселенной на один миллиард
антипротонов в ней был один миллиард и еще один протон. В процессе остывания
вселенной протоны и антипротоны аннигилировали, то есть превратились в
излучение. Это излучение получило название реликтового, или теплового. Из
оставшихся протонов в результате термоядерного синтеза и образовались звездные
системы, планеты и межзвездная пыль, которые мы имеем удовольствие лицезреть
ночью на нашем небосклоне.

[2Надо также отметить, что вселенная и в больших
масштабах чрезвычайно однородна. Галактики рассеяны в пространстве с одинаковой
средней плотностью, и из каждой своей точки вселенная выглядит одинаковой во
всех направлениях. Заполняющее вселенную первичное тепловое излучение падает на
Землю, имея во всех направлениях одну и ту же температуру с точностью не ниже
10Е-4. ]

Таким образом, видно, что вселенная устроена очень
тонко, начальные условия в ней тщательно подобраны. Представляется совершенно
невероятным, чтобы это получилось само собой, случайно. Без вмешательства
организующего начала обойтись тут никак не могло. Если кто-то это самое начало
не хочет называть Богом – пожалуйста, можно использовать другой термин –
Мировой Логос, Высшее Мировое Начало, или что-нибудь в этом роде, суть дела от
этого не меняется.

Процесс возникновения вселенной в чем-то сродни процессу
создания образа у художника. Большинство художников рассматривает свою работу
как результат неожиданного вдохновения. Если это действительно так, то создание
картины – или, по крайней мере, рождение ее идеи – как раз представляет собой
рождение чего-то из ничего. В этом смысле процесс рождения вселенной
Богом-Творцом можно рассматривать как акт его божественного вдохновения.
Вселенная действительно творится из ничего (из вакуума).

Можно сказать, что Божий замысел со стопроцентной вероятностью рано или
поздно реализуется, через миллиард ли лет, через сто миллиардов. Для вечности
это не имеет значения. Но этот замысел обязательно реализуется рано или поздно.
При этом те или иные цивилизации могут ускорять его (и свое тоже) становление,
либо его замедлять. От этого зависит успешность развития той или иной
цивилизации. Судьба конкретной цивилизации статистически не предопределена,
здесь существует произвол. Цивилизации уготован либо расцвет, либо небытие;
либо жизнь, либо саморазрушение. Ее судьба зависит от реализации ее собственной
свободной воли.  
, характеризующее возможность и необходимость его развития. Процесс
развития вселенной подразумевает развитие мира вообще, и его составных частей в
частности. В том числе и психического мира человека. Мир не статичен, в нем
заложен потенциал развития, который реализуется во времени. Значит, время имеет
объективный характер и представляет собой параметр, характеризующий степень
реализации этого потенциала. Поскольку свобода выбора есть, то может
реализовываться тот или иной вариант событий. Произвол существует в
вероятностном смысле, хотя статистически все предопределено достаточно точно.
Что это значит? Можно говорить о мире, как о многомерной матрице всевозможных
энергоинформационных состояний. Часть этих состояний уже реализованы, часть еще
нет. Как только заполняются все возможные состояния на определенной ступени
развития мира, с вероятностью единица начинает заполняться следующий уровень,
вселенная поднимается на новую ступень развития. При этом возможны скачки в
развитии, перескакивания через уровни, при которых занимаются более высокие
энергоинформационные состояния, нежели полагается последовательностью развития.
Локально возможен и регресс, деградация.Свобода – неотъемлемая характеристика этого мира, его фундаментальное
свойство
Итак, акт сотворения (рождения) мира – это реальность.
Значит прав Кант, а не Шопенгауэр, и свобода изначально присутствовала в мире,
по крайне мере в первое его мгновение. А раз свобода присутствовала в мире
изначально, значит, она присутствует в мире всегда.

В смысле сказанного христианская жизнь вечная на
небесах представляется мне таким же абсурдом, как и дурная бесконечность
причинно-следственных цепочек у Шопенгауэра. В мире, который не стоит на месте,
который умирает каждый миг и каждый миг рождается вновь, в мире, в котором не
возможно дважды войти в одну и ту же реку - в этом мире и то и другое
рассмотрение бессмысленно. Шопенгауэрово рассмотрение страдает ограниченностью
именно в силу его статичности и отрицания диалектики.

Свобода и
развитие мира

Далее я хотел бы показать, что такие категории как
свобода, развитие, наличие добра и зла в мире взаимосвязаны друг с другом.
Наличие одной категории, предполагает наличие других, и наоборот.

С точки зрения Шопенгауэра свободы в мире явлений нет,
так же как нет абсолютных критериев добра и зла. Это не случайно, ведь если
свободы нет, если человек не свободен в своих поступках, если его поведение
полностью предопределено внешними мотивами, скрытыми или явными, то для него не
существует и понятий абсолютного добра и зла, как не существует их для
животных. Действительно, животное движимо инстинктами. Если перед ним добыча –
ее нужно добыть, если грозит какая-то опасность – ее нужно избежать. Если перед
ним самка – ее нужно покрыть, если на нее претендует еще какой-то самец, с ним
нужно бороться. Или лучше уступить без боя, если соперник заведомо сильнее.
Поведение животного определяется результирующим вектором его
инстинктов-мотивов. Добро и зло здесь всегда относительны. Если животное съело
кого-то – то это для него добро, если кто-то съел его – для него это зло. В
случае человека все несколько сложнее, так как человек, в отличие от животного
обладает разумом, способностью к абстрактному мышлению, но в принципе все
остается почти также как у животного. Определенный мотив, действуя на человека
с определенным характером, всегда определяет тот или иной поступок человека.
Характер, по мнению Шопенгауэра, определен раз и на всегда и не меняется в
течении жизни. Таким образом, поведение человека полностью определено внешними
факторами. Но тогда с человека и спросить ничего нельзя, ведь мы имеем перед
собой всего лишь автомат, пусть даже автомат разумный. Какую программу в него
задашь, так он и будет действовать. Ответственности на человеке никакой нет.
Еще Федор Достоевский критиковал подобные взгляды: «Вот говорят, среда
виновата! А человек, он что же, ни в чем не виноват? Почему тогда живя в одних
и тех же условиях один становится преступником, а другой нет?» [3]

Если прав Шопенгауэр, то ответственность полностью
лежит на том, кто создал эту вселенную – на Боге. Выходит, что все зло от Него.
Бог, из великой своей злобы и подлости, создал этот ужасный мир, обрек на
страдание свое «высшее» творение – человека, и коротает свое скучное бесконечное
бытие, получая садистское удовольствие в созерцании и смаковании человеческих
страданий. Такой вывод неизбежно следует из философских построений Шопенгауэра.
Наверное, поэтому у него самоубийство является если уж не добродетелью, то, по
крайней мере, подвигом, единственным свободным актом, на который только и
способен человек.

,
в т.ч. с оценками:

В этом мире праведные и грешные люди живут бок о бок. Живут рядом Немруды и Ибрахимы, Фараоны и Мусы, Абу Джахили и Абу Бакры. И не просто их отличить друг от друга. Но как-то надо различить их? Для этого и сотворен шайтан. Господь наш сотворил шайтана для того, чтобы отделить хороших людей от плохих. Те, кто последуют за его наущениями, пропадут. А те, кто, помня о зле, к которому он подталкивает, отдалятся от него, пройдут земное испытание.

В чем смысл создания зла?

 –  Мы любим людей за то добро, которое мы им сделали, и не любим за то зло, которое мы им делали!

Для многих людей источником добра является церковь. «Не сотвори себе кумира»,  «Возлюби ближнего своего, как самого себя», «Не прелюбодействуй» –  помнит наизусть каждый из нас, вот только вопрос в том, что некоторые с помощью церкви, молитвы, причащения и других церковных таинств пытаются «смыть» с себя то зло, которое они совершают с завидным постоянством. Бог, как говорится, добрый. Он простит. Да и вообще, если говорить о церкви, то большинство обращается туда только, когда беда.

Природа зла согласно Бердяеву [18, 171] заключается в отрицании любви. Это некая стихия, философ называет её похотью жизни, которая хочет утвердить себя вне истинной жизни, вне Бога. Но в отличие от Франка Бердяев считает, что эта стихия хочет придать характер бытия, т.е. стать бытием, Франк же считает, что эта безосновная стихия хочет разрушить бытие. Для Бердяева зло начинается свободой, но заканчивается истреблением свободы духа, создаёт власть необходимости и тиранию. Последствие зла – гибель и распад бытия.

Бердяев, как и Франк, также приходит к этике ответственности человека за зло. В работе «Опыт парадоксальной этики» он формулирует следующий императив: «Поступай так, как будто ты слышишь Божий зов и призван в свободном и творческом акте соучаствовать в Божьем деле, раскрывай в себе чистую и оригинальную совесть, дисциплинируй свою личность, борись со злом в себе и вокруг себя, но не для того, чтобы оттеснять злых и зло в ад и создавать адское царство, а для того чтобы реально победить зло и способствовать просветлению и творческому преображению злых» [22, 422].

Смысл зла

проясняет, что для Франка остаётся неудовлетворительным объяснение смысла и происхождения зла как неправильное использование человеческой свободы. В этом он будет отличаться от Бердяева. Франка не устраивает сама постановка вопроса о выборе между добром и злом, т.к. такая постановка вопроса де факто признаёт существование зла, делает его частью бытия. Но и само учение Франка о свободе не удовлетворяет Лосского, т.к. по мнению автора «Истории русской философии» Франк чрезмерно преувеличивает единство между Богом и миром и всеми существами в нём. Лосский упрекает Франка в детерминизме, т.е. свобода означает для него полную зависимость поведения от внутренней основы личности, и поскольку эта основа есть реальность как добро, то свобода, с его точки зрения, означает то, что обыкновенно называется рациональной свободой. У Франка намечается концепция настоящей свободы только в первой части книги «Непостижимое», когда он говорит о «потенциальности» и «динамизме» как свободе.  Оба философа признают в той или иной степени ответственность человека за зло. Бердяев видит источник зла в свободе, Франк в бездне между Богом и «не-Богом». Согласно Бердяеву, зло хочет стать бытием и сделать реальность кошмаром, Франк же думает, что бытие в своей безосновности хочет разрушить бытие. Во многом их мысли совпадают. В их позиции по отношению ко злу много общего. Оба признают иррациональную силу зла, отказываются составить рациональную концепцию зла, но признают, что можно быть сопричастным тайны зла. В чём же заключается смысл зла? Лосский Н.О. в своей книге «История русской философии» [24]

Для Франка смысл зла раскрывается в возможности духовного бытия. Смысл зла в том, чтобы ему противостоять, очертить его границы, самосовершенствовать себя как личность в борьбе с ним, в осознании того, что победа над злом уже была одержана Христом, хотя эта победа остаётся незримой. Смысл зла для Франка – в том, что, несмотря на то, что оно разрушает бытие, стремится установить свою безосновную сущность, оно парадоксальным образом носит позитивную роль. Так в борьбе со злом человек приближается к Богу и раскрывает Бога в себе, и Бог становится со мной единым целым, в чём и заключается смысл философии всеединства.

Для Бердяева смысл зла – это тайна свободы. Зло нам дано для того, чтобы понять тайну свободы и наоборот. Без понимания свободы не может быть понят иррациональный факт существования зла в Божьем мире.

Для Франка проблема зла – это некий предел философии, тайна, которую нельзя постичь. Для Бердяева предельной тайной является свобода. Но он соглашается с Франком, что зло не имеет причины и основания. Но если для Франка оно возникает из трещины во всеединстве, то для Бердяева оно возникает из свободы: «Зло и страдание существуют в мире потому, что существует свобода, свобода же ни почему не существует, это предел» [10, 315].

Однако следует помнить, что не любое страдание спасительно, а лишь принимаемое со смирением и благодушием. Вспомним, например, двух разбойников, распятых со Христом. Лишь благоразумный разбойник, смиренно принявший волю Божию о себе, услышал от Спасителя утешительные слова: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю».

Мы не унываем... ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу.

Второе Послание к Коринфянам святого Апостола Павла
(голосов:0)
Похожие статьи:

Смысл человеческого существования - раздел Философия, Смысл Человеческого Существования Жизнеспособность Человека Покоится На Воле...

«В чём состоят жизненные ценности?»,

«Что является целью (чьей-то) жизни?» (либо наиболее общей целью жизни человека как такового, человека вообще),


Полностью согласен с предыдущим автором, и с его критериями!

Добро и зло — антонимичные понятия и, таким образом, отрицают друг друга. В европейской традиции добро обычно ассоциируют со светом, светлым, белым. Зло — с тьмой, тёмным, чёрным. Согласно догматам некоторых религий добро со злом рассматриваются как автономные силы, ведущие извечную борьбу за право властвовать в мире. Подобная система взглядов в теологии называется дуализмом.


Кто сотворил Бога

Христиане верят, что наш мир создан Богом. Но что это означает? Это означает, что существование нашего мира конечно во времени, или, говоря иначе, невозможно, чтобы наш мир существовал бесконечное число дней. Кстати, эту невозможность легко обосновать: если бы наш мир существовал бесконечное число дней, то нынешнего дня не было бы, ибо бесконечность невозможно пройти шаг за шагом, день за днем. Я думаю, что невозможность любым конечным числом «шагов» исчерпать бесконечность самоочевидна.


Комментарии к статье В чем смысл зла:
loading...
Загрузка...


2015-2016